Виктория Снелл (Victoria Snell), 27-летний менеджер по работе с клиентами, проживающая в Манчестере (Англия), имела проблему со своей правой ногой, из-за которой ей регулярно приходилось оказываться на больничной койке. Оценив и обдумав все за и против, девушка приняла решение избавиться от больной ноги, чтобы вернуть свою жизнь в нормальное русло. Далее вы можете познакомиться с её историей!

Прогуливаясь по торговому центру, боль в правой ноге с каждым шагом всё усиливалась. Внезапно я услышала слишком знакомый мне хруст. Моя нога только что сломалась — но вместо того, чтобы плакать, я засмеялась, поскольку это был третий раз за шесть лет.

Впервые это произошло в августе 2011 года. Просто на ровном месте моя правая нога без предупреждения взяла и полностью сдвинулась в сторону, после чего я почувствовала мучительную боль. Я не могла идти, поэтому позвонила своей 56-летней маме Керри, которая и отвезла меня в больницу.

Рентген показал, что моя малоберцовая кость уже когда-то ломалась, при этом без моего ведома. Оказалось, что кости в моей правой ноге были сильно изогнуты и немного короче, чем в левой, отчего моя малоберцовая кость сломалась под нагрузкой.

Поначалу костыли и гипс мне показались забавными и в новинку, но это вскоре прошло.

Через три месяца гипс был снят, но через год я споткнулась о ступеньки в доме моих родителей и снова сломала ногу. Вернувшись в больницу, врачи решили оперировать, вставив мне в ногу металлические пластины, чтобы стабилизировать голень. Два года спустя они добавили ещё и внешнюю рамку, чтобы растянуть кости.

И хотя с пластинами проблем не было, рама, которую мне пришлось носить в течение 15 месяцев, оказалась действительно утомительной. Даже посещение супермаркета было непростой работой, так как было тяжело долго ходить не отдыхая.

К 24 годам моё состояние было удручающим. Моя нога была для меня большой проблемой, и несмотря на то, что я ежедневно принимала огромные дозы обезболивающих, я пребывала в агонии. Затем, в октябре 2016 года, мне сказали, что рама бесполезна и она не заживляет ногу.

В дальнейшем мне пришлось пройти через болезненный костный трансплантат и вставить себе ещё две металлические пластины, чтобы заменить рамку.

Сначала мне показалось, что всё это помогло, но затем, в апреле 2017 года, я проснулась с ужасной болью в правой ноге. Я приложила к ней холодное и в тот же день направилась на встречу со своим другом, которая должна была состоятся в местном торговом центре. В тот день мы гуляли, но в какой-то из моментов сильный хруст заставил меня остановиться, и тут я поняла, что моя нога только что снова сломалась.

В больнице врачи сказали, что могут попробовать поставить мне другую пластину, но она могла не сработать. Тогда-то я серьезно и задумалась об ампутации нижней части ноги. В 26 лет я подумала о том, как это повлияет на моё будущее: как мне найти мужа или справиться с детьми? Но потом я словила себя на мысли, что в последние шесть лет я практически жила с одной ногой, так в чём же разница?

Я спросила своего хирурга, имеет ли место быть такой вариант, и он отвёл меня к специалисту по ампутациям. После хорошей беседы я была уверена, что это решение для меня является единственным правильным. Когда же я рассказала об этом маме, она была в шоке, но поняла, почему я пришла к такому решению.

Я была полна решимости отпраздновать это своё решение и 15 декабря 2017 года, за три дня до операции, я закатила вечеринку с друзьями у моих родителей, чтобы помочь себе стать «безногой». У нас был пирог, похожий на ногу, и мы играли в игры с напитками, вроде «приколи ногу Вики».

Весь вечер я не переставала смеяться. Все говорили, что это была самая странная, но в то же время самая лучшая вечеринка, на которой им когда-либо доводилось бывать.

В день ампутации я всю дорогу до операционной шутила. Ни одна частичка меня не нервничала — я была в мире с тем, что я делала. После того, как я проснулась после операции, то сразу же почувствовала фантомную боль — это было странно, так как я больше не наблюдала своей правой ноги.

После этого я решила не тратить время на скорбь и как только мне сделали протез я тут же принялась заниматься физкультурой. Наконец я почувствовала, что могу делать всё, что захочу. Девять месяцев спустя я уже участвовала в триатлоне — реализовав заплыв на 200 м, езду на велосипеде 6 км и бег на 1,5 км. Это было тяжело, но оно того стоило, когда в конце мне вручили медаль.

С тех пор я уже смогла пробежать 5 тысяч, при этом мои друзья говорят, что снова вернулась прежняя Вики. За последний год мне удалось побывать на вечеринке в Вегасе, станцевать на концерте Тейлор Свифт и ощутить себя курицей на Ибице.

Теперь мне нужна регулирующаяся нога, чтобы я снова могла носить каблуки. И после семи лет одиночества я с нетерпением жду не дождусь своего первого после ампутации свидания. Конечно, иногда мне не хочется надевать протез, так как в нём не всегда удобно, но я никогда не пожалею о своём выборе. Хоть я и лишилась части своего тела, но я определённо вернула себе свою жизнь.

Источник

Правописание уведомления вебмастера


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Комментарии

- комментариев

EnglishРусскийУкраїнська
Включить уведомления Да Спасибо, не надо